12/03/2017 | ЧИТАТЬ 5 МИНУТ

Питомник троллей.
Чьи в лесу шишки

Иллюстрация: Алексей Корзухин, «Девичник»,1889 год
К чему эта бесконечная возня с выбором друзей, с закрытием профиля, с постами «только для друзей», с созданием закрытых групп, изгнанием неугодных и прочими шизофреническими играми?
Дело в том, что человек, как биологический вид, нуждается в определённом жизненном пространстве, которое он готов защищать. Как личном пространстве, так и «коллективном», групповом или стадном. И это пространство может состоять из объединяющих убеждений типа «настоящий плов только из жёлтой моркови» или «вот раньше не то, что сейчас, школьники хорошо знали географию», а всех несогласных мы непроизвольно относим к неприятным нам типам.

Теперь со всеми своими заморочками, инстинктами, непримиримостью и нелюбовью к «не таким» вся миллиардная толпа «впёрлась» в интернет. А что же такое интернет?
Петер Пауль Рубенс. «Лот с семьёй покидает Содом» Ок. 1615 г.
Самое время напомнить фрагмент из «Декларации независимости Киберпространства», опубликованной 21 год назад Джон Перри Барлоу:
Киберпространство состоит из взаимодействий, отношений и самой мысли, образующих подобие волнового узора на паутине наших коммуникаций.
Наш мир – везде и нигде, и он не там, где живет тело.

Мы создаем мир, в который могут прийти все, без привилегий или ограничений в зависимости от расы, экономического могущества, военной силы или положения по рождению.

Мы создаем мир, в котором каждый, откуда бы он ни был, может выразить свои идеалы, сколь бы непривычны они ни были, не опасаясь быть принужденным к молчанию или единомыслию.
Джон Перри Барлоу
Автор Декларации независимости Киберпространства
Конец цитаты. Тогда, 21 год назад, будущее интернета виделось светлым и красивым, как в снах Веры Павловны, он задумывался общим, свободным, прозрачным, без заборов и помеченных территорий. (И речь не о национальных доменах и государственном регулировании, об этом можно поговорить отдельно), а именно о добровольной среде общения.

Вот, например, одна дама публикует чей-то приторный мимишечный афоризм, а её подруга восторженно пишет в комментариях: «Ах, как чудесно, а можно утащу к себе?» «— Да, милая, конечно можно». Ничего, леди, что я тут без галстука и небритый? А что, просто утащить, не спрашивая, нельзя? С указанием источника, естественно. Ведь это один и тот же интернет, что у той дамы, что у этой. Или почти один и тот же?
Жорж де Латур. «Гадалка». Ок. 1630 г.
Знакомая (ныне проживает в России) опубликовала пост на патриотическую тему, все комментаторы восторженно одобряют. Когда же я усомнился в её высказывании, то получил отповедь и предложение постить свои мысли у себя, а не в её ленте. То есть, формируется комфортная среда приятного общения без тех, кто «против шерсти». Наверное, это правильно, зачем нам неприятные типы в комментах?

Ещё одна знакомая публикует у себя пост, с которым я не согласен. Я перепостил у себя со своими комментариями, пост получил много негативных комментариев. Разгневанная дама ругается: «Зачем вы перепостили, я же писала для своих читателей?»
Они постят котиков, делятся пошлыми афоризмами и результатами идиотских тестов и, самое страшное, участвуют в бесконечных унылых акциях
Это и есть те самые «делянки» из личного пространства, помеченная территория «для своих». Для тех, кто нам мил. Цитата кстати: «Мы обычно цитируем тех мудрецов, с которыми мы согласны». Несогласных в бан, ибо нефиг. «Фейсбук (моя страница) не место для дискуссий».

Самое интересное, что сама «Декларации независимости Киберпространства» являет пример такого же разделения на «мы» и «они».

Мы, свои, наши — крутые, тут, в интернете, свободные, продвинутые и кучерявые. А вы, они, не наши, там у себя, подчиняйтесь законам, соблюдайте границы и ходите строем. Так и напрашивается ещё одна Декларация о неделимости на своих и чужих. Смайлик.
Питер Брейгель Старший. «Фламандские пословицы». 1559 г.
Исходя из вышесказанного:

Нет ни одной причины деления на друзей и не друзей. Зачем писать что-то, скрывая от части людей? Это в общем случае, как декларация. Бывает, конечно, что «отцы и дети», бывшие супруги или подруги, дружащие против кого-либо, скрывают посты, но в общем случае это клиника.

Есть механизм подписки, зачем непременно проситься в друзья? Чтобы мне падало в ленту то, что вы пишите? Если пишите интересно, то я и сам вас найду и предложу дружбу.

Можно, конечно, подружиться и отписаться от обновлений, но, спрашивается, к чему такой дурдом?

С другой стороны, набралась огромная толпа знакомых, которым неудобно отказать в дружбе по разным причинам. И постят они котиков, делятся пошлыми афоризмами и результатами идиотских тестов и, самое страшное, участвуют в бесконечных унылых акциях (лайкни, поделись, и станешь участником розыгрыша). Все эти «друзья» разбавляют ленту до нечитабельной консистенции и вынуждают скролить тонны их шедевров, раздражаясь и ругая их. «Все в сад!» — восклицал персонаж Чехова и нам хочется всех таких друзей пригласить куда-нибудь.

И ещё о любителях тестироваться. (Кроме того, что это небезопасно и ваш пароль попадает внешним персонам.) Ну, предположим вам, в силу своего развития, интересен тот или иной тест. Но зачем делиться его результатами, неужели вы думаете, что это хоть одному человеку интересно? Только зануда скажет вам это в лицо.

Как говорил великий Штирлиц, запоминается последняя фраза, поэтому колонку надо заканчивать важным советом. Собираясь запостить что-то выпендрёжное или недружественное или «только для друзей» — посмотрите в зеркало и вспомните про инстинкты охраны своей территории. Гав.

Made on
Tilda